Создатель и первый директор ДВМЭОО "Зеленый Крест"
Александр Александрович
Малышев

диретор ДВМЭОО Зеленый Крест
Биография

Праздники сегодня


ПОГОДА ЛЮБОГО ГОРОДА

ЭКО - САЙТЫ

Всемирный фонд дикой природы
Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации
Новости экологии на ИА REGNUM
Ecocom — всё об экологии
Интернет-журнал о природе и человеке
Новости экологии на elementy.ru
Зеленый патруль
Global Green (USA)
Green Cross International
Зеленый Крест России
Зеленый Крест Беларусь
Зеленый Крест Болгарии
Зеленый Крест Дании
Зеленый Крест Испании
Зеленый Крест Италии
Зелёный Крест Пакистана
Зелёный Крест Румынии
Зелёный Крест Франции
Зелёный Крест Швейцарии
Зелёный Крест Японии
Tigris Foundation
ALTA Amur Leopard Conservation
Фонд "Феникс"
Карта сайта
Всероссийский Экологический Портал
Дальний Восток: Владивосток, Хабаровск, Сахалин, Камчатка, Магадан, Благовещенск, Якутия. Каталог экологических сайтов, проблемы и решения.
Сейчас вы находитесь - Главная страница » Тематические рубрики » Водные экосистемы » ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ РЫБАЛКИ
ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ РЫБАЛКИ
Развернувшийся в последнее время забастовочный ажиотаж рыбацкихпредприятий под руководством глав дальневосточных субъектов Федерации уже пошел на убыль.

Правительство не отменило своего постановления № 1010 «О квотах на вылов водных биологических ресурсов» и продаже обще допустимого улова (ОДУ) морепродуктов в пределах российской 200-мильной экономической зоны. Аукционы состоялись, и рыбацкий флот легализовал свою работу на квотируемые объекты. Но для того, чтобы объективней ощутить российские рыбохозяйственные проблемы и увидеть рациональные и неиспользуемые возможности отрасли, способной удовлетворить потребности населения в животном белке и в общем объеме поставок продовольствия, обратимся к опыту одной из самых развитых стран в мире, находящейся в непосредственной близости, - Японии.

japan-lifeЯпония – страна, где жизнь граждан географически и исторически неразрывно связана с морем. При территории 372 тыс. кв. км население составляет 122,6 млн. человек. Морская экономическая 200‐мильная зона для использования биоресурсов почти в 5 раз уступает российской – дальневосточной. Климатические и гидрологические условия во многом сходны.

Вся рыбная отрасль состоит из 142 тысяч частных мелких предприятий, 11,5 тысячи хозрасчетных корпоративных компаний, 170 ассоциаций, 4,7 тысяч общественных управлений и 130 государственных организаций, включая НИИ и учебные заведения. Общее число рабочих рыбного промысла насчитывает немногим меньше 270 тысяч человек.

1219621265_shkhuna.jpgОснову прибрежного рыбацкого добывающего флота составляют небольшие мелкие суденышки (кавасаки), снаряженные в основном парусом, и только около 60 % судов из общего многочисленного флота оснащены двигателями. Флот небольшой грузоподъемности и, соответственно, с ограниченной автономностью (не более одного - двух дней) по праву называют «москитным».

Всего же рыбацких самоходных судов в Японии насчитывается 126 900 единиц, в том числе «москитного» флота до 100 тонн – 120 117 единиц, тоннажного флота от 200 до 500 регистровых тонн – 921. Из крупнотоннажного имеется всего шесть судов от 500 до 1000 тонн, два судна – от 1000 до 3000 тонн и четыре судна свыше 3000 тонн.

1219621212_shkhuna-2.jpgУсловия отдыха на «москитном» флоте практически отсутствует и только мало- , средне-, и крупнотоннажные суда отвечают необходимым требованиям трудной морской рыбацкой жизни. Традиционно в стране сложилось четыре вида рыбного промысла:
 
 
 

  • марикультура – искусственное разведение морепродуктов, включая рыб, моллюсков и водоросли, богатые пищевыми белками. Общая доля в рыболовстве страны составляет примерно 10 %;
  • прибрежный, в пределах 12-мильной зоны, где промысел ведется в основном только крючками и крупноячеистыми сетями, что позволяет вылавливать только крупную рыбу и сохранять потомство на будущее. Общая доля в рыболовстве страны составляет 15 %, и здесь же в основном сосредоточен многочисленный «москитный» флот;
  • морской промысел в пределах 200-мильной экономической зоны ведется малыми и среднетоннажными судами, с разрешенными орудиями лова: крючками, кошельками, неводами и сачками, нацелен на селективный (отборный лов) в определенных районах, сезонах и строго ограниченном количестве на промысловые объекты – такие, как скумбрия, сардина, кальмары, анчоусы, окуневые…В общей доле рыболовства составляет 45%;
  • океаническое рыболовство – за 200-мильной зоной к югу, северу и северо-востоку от берегов Японии. Основные виды лова: ярусный, жаберный, дрифтерный, удебный, невод по массовым объектам – скумбрия ставрида, кальмары, тунцы, лососевые, анчоусы и так далее. В общей доле рыболовства океанический промысел составляет 30%.


Японские государственные органы строго контролируют работу добывающих судов в своей 200 мильной экономической зоне, продуктивность которой находится в прямой связи с «капризами» теплого океанического течения Куросио, и прямо поощряют рыбаков на ведение океанического рыболовства в открытых частях Тихого океана и в районах подводных гор, которые богаты деликатесными морепродуктами.

Из продовольствия 20% белка в целом и 40% животного белка, потребляемого одним японцем в день, приходиться на морепродукты. Вместе с этим, морепродукты и морские водоросли являются важным источником всех главнейших элементов питания: кальция, микроэлементов (железа, цинка и других). В мире средний показатель обеспечения одного человека морепродуктами составляет 15,9 кг, а в Японии – 70,6 кг, что намного превышает мировой уровень и ставит Японию на 4-е место.

Например, в 1998 году при общем вылове в 6,7 млн. тонн морепродуктов и полученной прибыли в 17,8 миллиарда долларов США, вылов по основным массовым рыбам составил: сардины – 30 %, минтая – 25 %, скумбрии – 20 %, анчоусы, тунцы, ставрида, сайра, лососевые, кальмары и прочие объекты промысла – 25 %.

Учитывая демографические показатели страны, связанные со старением работающего трудоспособного населения, правительство планирует до 2010 года держать показатели ежегодной добычи морепродуктов на уровне около 7 млн. тонн, при этом намечено создание промысловых районов в прибрежной части через искусственные морские рифы и подводные горы, биопродуктивность которых стабильно высока и разнообразна.

РОССИЙСКИЙ РЫБАЦКИЙ ФЛОТ

По официальным данным, в Дальневосточном бассейне на 2000 год было зарегистрировано всего рыболовного флота – различного класса и тоннажа – 1720 единиц. Из них рыбодобывающих судов – 1511 единиц, не считая добывающий флот, который с целью снижения налогового бремени зарегистрирован в оффшорных зонах и плавает под иностранным флагом, но является собственностью российских предприятий и граждан.

Из общего количества рыбацкой флотилии около 200 рыбодобывающих судов являются крупнотоннажными (от 2500 до 6500 регистровых тонн), куда входят суда, построенные в 70-80-х годах и сравнительно недавно спущенные на воду на иностранных верфях.

1219621187_srtm.jpg

Свыше 600 рыбодобывающих судов российской и иностранной постройки от 360 регистровых тонн и выше относятся к среднетоннажным.

И только около 700 судов тоннажем меньше 360 регистровых тонн представляют группу малотоннажного флота.

Кроме того, следует отметить, что на Дальневосточном бассейне имеется еще более 200 единиц рыбоперерабатывающей и транспортной флотилии, куда входят плавзаводы, плавбазы водоизмещением свыше 20 тысяч тонн и комплексные транспортно-рефрижераторные суда (8-12 тысяч тонн) с неограниченным районом плавания, способные доставлять мороженую продукцию и топливо в любую точку планеты.

После массовой приватизации в России соотношение форм собственности распределилось следующим образом: 70 % всего рыбацкого флота перешло в частный капитал, 30 % осталось государству. При этом добыча рыбы в открытых частях Тихого океана прекратилась, а в дальневосточных морях резко снизилась, и уже в последние годы фактические выловы составляют менее 3 млн. тонн в год.

Но если использовать все добывающие суда по прямому назначению, в соответствии с их проектными техническими возможностями, то дальневосточный рыбацкий флот, находясь на промысле только девять месяцев из 12-ти, с учетом сменяемости экипажа, получения снабжения и проведения необходимого ремонта, смог бы обеспечить вылов для страны ежегодно 7,5-8 миллионов тонн морепродуктов. При этом полностью были бы загружены морские перерабатывающие и транспортные мощности, к слову сказать, построенные специально для работы в автономном режиме в открытых частях Мирового океана.

Вот такое солидное наследство, почти вдвое превышающее по тоннажу весь рыбацкий флот Японии, оставил дальневосточным российским рыбакам бывший СССР.

1219621205_rybolovnye-suda.jpgСкептики, конечно, могут возразить, что рыбацкий флот уже необходимо списывать, что он на 50 % морально и физически устарел. Но опять же списываемый и продаваемый за границу на «гвозди» флот почему-то реконструируется и модернизируется в Китае и Корее, а потом снова продолжает работать, только уже под флагами «отсталых стран». И опять скептики возразят, дескать, где разведанные биоресурсы – сырьевая база? Ее в дальневосточных морях нет, а ходить в открытый океан экономически невыгодно. Но здесь можно поспорить, ведь ученые утверждают, что рекомендованные общедопустимые уловы (ОДУ) массовых рыб в пределах 200-мильной зоны не довыбираются по отдельным видам на 25-30 %, и в то же время, если оглянуться по сторонам, то можно увидеть, как работают наши соседи из Японии. Они активно ведут промысел скумбрии, ставриды, сардины, кальмара, тунца, анчоуса, там, где раньше ловил советский флот, - за 200-мильной зоной морских государств в северо-западной части Тихого океана (СЗТО) и в районах подводных хребтов, всегда богатых биопродуктивностью.
КВОТЫ

Согласно Постановлению Правительства распределение квот в 2001 делится на четыре вида:

  1. По межправительственным соглашениям на лов в пределах 200-мильной зоны – 252 тысячи тонн.
  2. Научно-исследовательские, контрольные и рыбоводные для поддержки сырьевых запасов – 125 тысяч тонн.
  3. Промышленные квоты на вылов водных биологических ресурсов, выделяемые субъектам Российской Федерации, территории которых прилегают к морскому побережью, для распределения между предприятиями, осуществляющими поставки рыбного сырья на переработку и реализацию на территории России, - 1603 тысяч тонн.
  4. Промышленные квоты на вылов биологических ресурсов для продажи на аукционной основе – 1020 тысяч тонн.


Количество биологических ресурсов к предполагаемой добыче приведено без учета валютоемких объектов: крабов, креветок, морских ежей, гребешков и моллюсков.

Также не квотируемы по отдельным районам и подзонам многие другие массовые биоресурсы: бычки, лемонема, макрурус, сардина, сайра, кальмар, навага, угольная, анчоус, корюшка, мойва…

Общее количество квотируемых массовых невалютоемких биоресурсов в Дальневосточном бассейне приходится к вылову на 2001 год в экономической 200-мильной зоне – 3,1 млн. тонн. Как утверждают специалисты Тихоокеанского института рыбного хозяйства, сырьевую базу промысла в Дальневосточных морях образуют около 200 видов рыб и других гидробионтов из многих тысяч здешних обитателей. Однако ее основа представлена лишь тремя десятками видов: среднегодовой вылов минтая за 1996-2000 гг. составил 86 % общего вылова рыб (с учетом вылова иностранным флотом).

Вылов сардины, столь популярной у потребителя, упал в последние годы до 7 % от общих уловов. Запасы сайры отечественным промыслом осваиваются очень слабо, а рекомендации по вылову освоены на 13‐32 %. Основная причина слабого использования запасов связана с недостаточностью приложения промысловых усилий.

Запасы дальневосточной трески на притяжении многих лет недоосваивались. Постоянный недолов трески приводил не только к упущенной выгоде для рыбацких предприятий, но и к ежегодному выеданию недоизъятой треской около 400 тыс. тонн минтая и молоди крабов. Вылов наваги реализовывался в последнее время только на 52 %. При удовлетворительных запасах камбалы рекомендованное изъятие составило в последнее время 64 %. Палтусы в последние годы также осваивались недостаточно, и их изъятие составляет 42 % от рекомендованного. Терпуга вылавливают также недостаточно, что составляет около 20 % от рекомендованного. Основной причиной служит низкая интенсивность промысла.

Перечень недоиспользуемых на вылове рыб в дальневосточной экономической зоне России.

Можно продолжить, но картина складывается вполне ясной и понятной для массового потребителя. При отсутствии недорогой рыбопродукции, доступной для всех слоев населения, ее просто не вылавливают самым мощным в мире флотом, неслучайно потребление рыбы и морепродуктов снизилось с 16 до 7 кг на человека в год.

Причина проста – многие рыбаки нацелены в основном на валютоемкие биоресурсы (крабы, креветки, гребешки) не желают, а может, и не умеют ловить рыбу в указанных промысловых сезонах и рекомендованных районах дальневосточных морей.

Ссылка руководителей крупных рыбацких организаций и «водных» губернаторов Дальневосточного бассейна на то, что аукционная продажа промысловых квот приведет к массовому банкротству градообразующих предприятий и безработице, при внимательном рассмотрении экономических показателей и конъюнктуры на рыбацких рынках России, Японии, США и Кореи оказывается безосновательной. Истинные причины кроются в том, что меры, принятые правительством лоббирующем аукционную продажу промышленных квот (менее 1/3 от общего количества предполагаемого вылова), «урезают» частично права и интересы региональных чиновников, которые привыкли распоряжаться по своему усмотрению бесплатным и дармовым национальным достоянием страны. При этом поступления средств в казну практически сразу от продажи квот на аукционе превышают налоговые отчисления при условии, если квоты бесплатно раздать, как было раньше, а потом в течение года собрать в федеральный бюджет в виде налогов с реализованной выручки (?).

ЭКОНОМИКА

Как известно, отпускная стоимость продукции для рыбацкого производителя складывается из затрат на собственное производство, включая береговое обеспечение, приобретение и износ орудий лова, вспомогательных материалов, плановый и внеплановый ремонт судна и основных средств, амортизацию, страхование от аварий и гибели судна, топлива, портовых сборов, бесплатное питание для экипажа, зарплату, ежемесячные обязательные налоговые отчисления в бюджетные и внебюджетные фонды и еще десятки непредвиденных расходов.

В среднем на годовое содержание одного крупнотоннажного судна типа РТМС 20‐летней постройки, с учетом всех расходов, перечисленных выше, затрачивается около 6,5 млн. долл. США. При условии, что судно будет на промысле не менее 190 судо/суток. Остальное время затрачивается на ремонт, получение снабжения, перегрузы и переходы в районы промысла. За промысловое время судну необходимо добыть 10‐12 тысяч тонн рыбы, чтобы окупить все затраты. И при сложившейся рыночной стоимости продать. Выручка получается солидная – почти 9 млн. долл. США. Но она поступит не сразу, а по мере вылова и реализации, как и текущие затраты на содержание судна, ремонт, приобретение топлива, уплаты налогов и прочее. Если пересчитать оборот денежных средств на весь рыбацкий флот, перерабатывающие, вспомогательные, транспортные и торгующие предприятия, то получается, что в отрасли «крутятся втемную» астрономические суммы.

Чтобы организовать устойчивую и выгодную работу рыбацкого судна, руководители и экономисты рыбацких предприятий порой хватаются за голову из-за отсутствия оборотных денежных средств, необходимых на предварительную и текущую оплату. Российские банки крайне неохотно идут на кредитование рыбаков из-за отсутствия гарантий и ликвидного обеспечения под выданный кредит, а также значительного финансового риска, который постоянно присутствует на рыбацкой путине. И неудивительно, что многие рыбацкие суда уходят в оффшорные зоны под иностранный флаг, чтобы снизить в первую очередь налоговое бремя, а иногда избежать откровенного грабежа со стороны крайне ретивых мытарей, которым также определен государством обязательный план по сбору налоговых платежей в бюджеты всех уровней. Здесь и проявляются гибкость и умение грамотных руководителей искать всевозможные выходы и организовывать работу своих коллективов с минимальными потерями и высокими показателями. Прибыль при действующей налоговой системе, если она есть, практически никто не демонстрирует, и акционеры рыбацких предприятий довольствуются лишь призрачной перспективой на будущее. Поэтому рыбацкие экономисты и стараются максимально «загнать» в затраты производства, которые не облагаются налогом, все свои расходы, включая «социалку» и зарплату.

Что же из этого выходит, мы видим по потребительским ценам морепродуктов на рынках и прилавках магазинов. Приведем некоторые из них на мороженую рыбопродукцию (из расчета за 1 кг) для столицы рыбацкой отрасли – г.Владивостока на март 2001 года: треска – 35 руб.; палтус – 110 руб.; сельдь – 22 руб.; минтай – 30 руб.; навага – 25 руб.; кальмар – 50 руб.; терпуг – 25 рублей.; красноперка – 28 руб.; камбала – 19 руб.
Кроме этого на рынках всегда присутствует нестандартная мелюзга по бросовым ценам, почерпнутая варварски из рыбьих «роддомов и детских садиков».

О валютоемкой рыбопродукции (крабах, морских креветках и гребешках) можно сказать одно – цены ушли за 300 руб.

Если через тот же Интернет взглянуть на рыбные рынки зарубежных стран – наших соседей – Кореи, Японии, США, то можно убедиться, что российский потребитель тратит свои кровные на эти же виды рыб, так же как и граждане этих стран, с той лишь разницей, что доход «за бугром» (зарплата, пенсия, пособия) составляют ежемесячно от 2,5 до 5 тысяч долларов США на человека или, по курсу валют – 70-145 тысяч рублей.

Отчего же складывается столь неимоверно высокая рыночная стоимость рыбопродукции для российского рядового потребителя, при ее мизерном потреблении до 7 кг в год?

1219621246_mrs.jpgКак читатель помнит, на Дальневосточном бассейне насчитывается свыше 1500 единиц рыбацкого добывающего флота, различного тоннажа, с различными возможностями выхода готовой продукции с каждого добывающего судна: от 75 до 20 тонн в сутки от супербольшого траулера морозильщика, до среднетоннажного, соответственно.

При определении фактических расходов на добычу и обработку рыбы затраты судовладельца при разных тоннажах возможностях судов, в целом соизмеримы и сбалансированы, исходя от типа судна, года постройки, и себестоимость составляет в среднем 6,5 руб., или 0,24 долл. США на 1 кг сырца.

Сдаточная стоимость безголового минтая в иностранных портах для российских рыбаков равняется 800‐850 долл. США за тонну без учета стоимости икры, которая продается отдельно до 15 000 долл. США за тонну. Если перевести в рубли, то минтай на зарубежных и российских рынках продается почти одинаково, при оптовой стоимости 23 руб. за 1 кг.

Таким образом, российский потребитель здесь здорово ущемлен, ему-то эта рыба с учетом торговой надбавки, достается при розничной распродаже за 28-30 рублей килограмм.

Где и у кого остается разница в 16-17 рублей (0,6 долл. США)? Как мы помним, в себестоимость на 1 кг мороженой рыбы уже вошли все затраты производителя, включая налоговые отчисления. Значит, неучтенная разница идет на покрытие заемных или кредитных оборотных средств, полученных на стороне, для организации промысла, оплаты непредвиденных расходов, в том числе многочисленной армии проверяющих, контролирующих доходы судовладельца и распределяющих промышленные квоты чиновников. Значит, вот где находится «черная дыра» теневой экономики рыбацкой отрасли, куда проваливаются, как в бездну, миллиарды долларов за выдаваемые бесплатно национальные биоресурсы России.

Нетрудно посчитать, опираясь на официальную отчетность по вылову невалютоемких морепродуктов, что ежегодно «теряется», неизвестно куда, свыше 2 миллиардов долларов. Но если защитить российского рыбного производителя со стороны государства, как это делается в Японии, предоставив ему щадящую государственную кредитную линию для подготовки судов к промыслу, себестоимость затрат снизится, и вся выловленная рыбопродукция в обеспечение полученного государственного кредита соответственно пойдет не на зарубежные рынки, а в Россию.

Аукционная продажа промышленных квот, естественно, ни каким образом не сможет разорить рыбацкие предприятия, ибо «темные» 0,6 долл. США с 1 кг выловленной рыбы без труда покрывают 0,13 долл. США за аукционный выкуп. На которую, кстати, и не претендуют многочисленные небольшие российские предприятия рыбной отрасли, включая колхозы, так как надо набраться силенок, чтобы освоить квоты на вылов биоресурсов, выдаваемые им бесплатно, под сдачу на российскую переработку и рынок.

Конечно, автор не претендует на универсальный рецепт по устранению кризисной ситуации в рыбной отрасли, но практический опыт, наработанный рыбаками с 90-х годов, свидетельствует о возникающих перекосах, как в политике, так и в экономике, не учитывая опыт отрасли прошлых лет и процветающих морских стран- соседей.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Извечный вопрос, который задают граждане России друг другу, общественность и чиновники на протяжении многих лет. Впрочем, чиновники всегда «знают», что делать…Не знает только народ, который терпеливо ждет мудрых и понятных решений. Однажды такое глобальное решение в начале 20-го века было найдено, и все помнят, чем оно кончилось…Но когда кончится экспериментирование на собственном «теле»? Впрочем, чужом… - народном благосостоянии?

Если, как утверждают российские популисты, иностранный флот ограбил российские воды, то на практике все выглядит по-другому. Иностранный флот работает в международных водах и в российской экономической зоне так же, как и их коллеги – российские рыбаки – в их водах, по межправительственным соглашениям. А вот как следят за этим службы ТОРУ РФ, то это надо еще, видимо, выяснять, с какой из сторон (российской или иностранной) нарушений больше. Кто из рыбаков постоянно нарушает Правила рыболовства, мелькает в официальных сводках, со скандалами в СМИ?

В чем же заключаются особенности российской национальной рыбалки? Как видно из несложных арифметических действий, при богатейших запасах биоресурсов Дальневосточного бассейна и северо-западной части Тихого океана, ежегодно идет недолов массовых рыб, так необходимых обнищавшему населению страны. И это при огромном потенциале добывающих и перерабатывающих судов и достаточно высокой доходности рыбацких коллективов. Давно уже не является секретом, что попасть в списки экипажей рыбацких судов, идущих на промысел, крайне сложно и необходимо предварительно «отблагодарить чаевыми» чиновников, оформляющих кадровые назначения, медицинские документы и паспорт моряка, в размере от 500 до 1000 долларов США.

Государство в последние годы самоустранилось от наведения порядка в одной из самых главнейших отраслей по производству недорогого и необходимого белкового продовольствия. Как сообщают правоохранительные органы и СМИ, в отрасли процветают коррупция и кумовство. Российская рыбохозяйственная отрасль и огромная страна давно уже живут отдельно друг от друга, как две домохозяйки на одной большой коммунальной кухне. При этом последняя выглядит робкой и неопытной рядом с немолодой и матерой хозяйкой.

Так что же делать? Можно, пожалуй, вернуться к забытому опыту советской рыбацкой отрасли по организации рыбопромысловых экспедиций, о котором, к сожалению, ныне редко вспоминают. И конечно, - ничего не надо запрещать и отменять. Сохранив прибрежное и морское рыболовство в прежнем виде, оставив мало - и среднетоннажный добывающий флот с перерабатывающими мощностями, использовать квотируемые и неквотируемые биоресурсы в пределах 200-мильной экономической зоны.

Также целесообразно часть крупнотоннажного добывающего и перерабатывающего флота с неограниченным районом плавания, учитывая тактико-технические данные судов и отдаленность районов с разведанной сырьевой базой, переориентировать на добычу в открытых водах Тихого океана. Здесь крайне полезно заглянуть в Интернет и ознакомиться поближе с опытом японских рыбаков, ведущих круглогодичный промысел массовых рыб на обширной акватории Тихого океана.

Автономность и скорость крупнотоннажных рыбацких российских судов, каких не имеется во многих странах, позволяет применять самые эффективные траловые орудия лова на промысле пелагических гидробионтов – скумбрии, ставриды, кальмаров, тунцов, и других, численность которых в последние годы значительно увеличилась и стабильно облавливается японскими рыбаками и другими странами.

1219622844_nis-tinro.jpgЗатратная часть промысла для российских рыбаков в океане будет меньше, чем в экономической зоне, где на переходах из одной подзоны в другую тратится много промыслового времени, а доходная – значительно выше, учитывая конъюнктуру рыбацкого рынка за рубежом и многовидовой состав промысловых гидробионтов. Здесь помощь вполне могут оказывать российские ученые ТИНРО-центра, которые имеют 10 единиц научно-исследовательского флота, а также другие мореведческие учреждения со своим научно-техническим потенциалом.

Кто и как будет выполнять организационную роль по переориентации рыбаков на открытую северо-западную часть Тихого океана, в которой добывалась в 90-х годах почти одна треть мировых биоресурсов? Здесь, безусловно, особых проблем не имеется. Ибо во всех водных субъектах федерации Дальневосточного бассейна существуют отраслевые рыбохозяйственные ассоциации, которые собственно и создавались для координации и совместной работы с органами государственной власти и рыбацкими производителями.

Нынче из-за крайне сложных ледовых условий в дальневосточных морях сотни добывающих судов, включая десятки рыбоперерабатывающих плавбаз, «столпились» на Курилах с одной единственной целью – ухватить путину доходного икряного минтая. О сохранении потомства этого вида на будущее мало кто думает. При этом на острове Шикотан два рыбокомбината, переоборудованных по последнему слову техники, для того, чтобы было занято и выживало население Курильских островов, практически простаивают от нехватки рыбного сырца.

А впереди еще основной промысловый сезон 2001 года…

© Александр КОННОВ,
главный специалист-океанолог
лаборатории океанотехники и
промысловой информации.
Газ. «Рыбак Приморья» № 14,
апрель 2001 г.

Количество просмотров: 4290


Чиновников обязали возместить многомиллионный вред почве

Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Саратовской области обратилось в арбитражный суд с иском к администрации Хвалынского района ...

Сборщики вторсырья в 2016 году заплатили населению за картон и пластик 5 миллионов рублей

В 2016 году на 4 пунктах приёма бытовых отходов собрали более 8 тысяч кубических метров вторсырья. Граждане в сумме получили за это 5 млн рублей, рассказал руководитель ...

В Волгограде перерабатывают до 50 тысяч кубов отходов в месяц

Четыре года в Волгограде работает мусоросортировочный комплекс. 36 мусоровозов ежедневно собирают отходы со всех дворов многоквартирных волгоградских домов и свозят ...

Задрал уже! Со своими новостями Семен Панов

      Сервис News2 превращается в агрегатор новостей Семен Панова, дело даже не в том что автор постит откровенную чушь. Так уже надо зёрна от плевел отделать в обилии нечистот, которыми ...

Тиллерсон заявил о готовности США к войне с КНДР

США призывают к дипломатическому и финансовому давлению на Северную Корею и при необходимости могут применить военные меры против страны. Позицию Вашингтона на заседании Совета Безопасности ООН ...

Либералам - черным налом. СМИ рассказали о теневых схемах финансирования "Открытой России"

(https://www.youtube.com/w...)