Создатель и первый директор ДВМЭОО "Зеленый Крест"
Александр Александрович
Малышев

диретор ДВМЭОО Зеленый Крест
Биография

Праздники сегодня


ПОГОДА ЛЮБОГО ГОРОДА

ЭКО - САЙТЫ

Всемирный фонд дикой природы
Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации
Новости экологии на ИА REGNUM
Ecocom — всё об экологии
Интернет-журнал о природе и человеке
Новости экологии на elementy.ru
Зеленый патруль
Global Green (USA)
Green Cross International
Зеленый Крест России
Зеленый Крест Беларусь
Зеленый Крест Болгарии
Зеленый Крест Дании
Зеленый Крест Испании
Зеленый Крест Италии
Зелёный Крест Пакистана
Зелёный Крест Румынии
Зелёный Крест Франции
Зелёный Крест Швейцарии
Зелёный Крест Японии
Tigris Foundation
ALTA Amur Leopard Conservation
Фонд "Феникс"
Карта сайта
Всероссийский Экологический Портал
Дальний Восток: Владивосток, Хабаровск, Сахалин, Камчатка, Магадан, Благовещенск, Якутия. Каталог экологических сайтов, проблемы и решения.
Сейчас вы находитесь - Главная страница » Тематические рубрики » Экология животных » Послесловие к рецензии на книгу А.А. Данилкина «Полорогие» , ч.1
Послесловие к рецензии на книгу А.А. Данилкина «Полорогие» , ч.1

 Послесловие  к рецензии на книгу

А.А. Данилкина «Полорогие», М.: «ТНИ КМК», 2005. 540 С.

или «Хотелось как лучше, но получилось, как и прежде…»  и

ответу автора

 

Научный, в основном московский академический мир учёных-териологов, до того относительно спокойный или даже застойный, буквально был разбужен моей рецензией опубликованной  на 20-и страницах в журнале «Вестник охотоведения» в № 1, том 3 за 2006 год на компилятивную книгу А.А. Данилкина «Полорогие».

Автор А.А. Данилкин на мою рецензию поместил в журнале свой ответ, на который здесь же я излагаю на него своё послесловие. Я, может  быть, и не стал бы возвращаться к теме публикации моей рецензии, если бы в редакции нового, и ставшего уже уважаемым, научного журнала «Вестник охотоведения» я не увидел уже набранный на мою рецензию текст ответа А.А. Данилкина. По своему содержанию  ответ, в основном носит только оправдательный характер. Кроме этого он содержит негодование и личные, совершенно бестактные выпады  в мой адрес и являет собой «гремучую смесь»  экспрессивного лукавства и привычной уже для меня как в самой книге, так и в тексте ответа, большой путаницы и несоблюдение законов логики.

Именно эти причины побудили и подтолкнули меня к написанию моего послесловия на этот ответ, поскольку в нём опять же, как и в книге «Полорогие», присутствуют те же ошибки, довольно часто фигурирует по тексту алогичность суждений и как я уже высказался,  большая путаница по многим чертам экологии многих видов и в частности, снежных баранов.  Данное послесловие являет собой продолжение  моей рецензии, в котором будут изложены результаты моего дополнительного анализа материала, изложенного А.А. Данилкиным в книге «Полорогие» и его ответе. Моё послесловие следует считать как неотъемлемую часть моей рецензии, опубликованной в журнале «Вестник охотоведения» в № 1, том 3 за 2006 год.

Для начала уточним и поясним, что опубликованная мной рецензия на книгу А.А. Данилкина «Полорогие», в соответствии с толковыми словарями С.И. Ожегова (1982) и В.И. Даля (2004)  по смыслу в русском языке означает как  «Критический отзыв, обзор о каком-нибудь сочинении на книгу или о книге». Так что возмущаться в этой части, метать гром и молнии в адрес рецензента автору ответа  не стоило бы, да и не к лицу это делать учёному академического института. Я  лишь отмечу, что  моя рецензия ни в коей мере не умаляет автора,  как собирателя и составителя большой компилятивной книги, а точнее  справочника, как признаётся в этом сам автор. Известно, что справочники по правилам издательской деятельности отличаются от самостоятельного научно-исследовательского труда только тем, что их излагают  не на результатах своих личных научных исследований, а по чужим материалам, разумеется,  это должно быть с соблюдением авторского права, чего абсолютно во многом не скажешь о книге А.А. Данилкина. Но об этом ниже.

После публикации моей рецензии в мой адрес от учёных-териологов посыпались во множестве, как письма, пришедшие обычной почтой, так и высланные их авторами по электронной почте. Многие из них свою точку зрения на мою рецензию высказывали мне устно при личных встречах. Как и закономерно, мнения многих учёных разделились на два полярных мнения. Одни придерживались точки зрения, что рецензию не следовало бы публиковать, всё-таки коллеги, а нужно было высказать о недостатках книги А.А. Данилкину при личной беседе при встрече, другие – с одним и твёрдым мнением, а их большинство – ­ наконец-то хоть кто-то открыто,  прямо и публично  написал о прижившейся в Российской науке, в том числе и академической безудержной и откровенно безмерной компиляции в переписывании  чужого научного материала со стороны учёных и  чаще без ссылок и даже прямом воровстве материала, нарушении и полном не  соблюдении авторского права, тех исследователей, чьи материалы совершенно некомпетентно использовались, используются и в настоящее время при написании и выпуске ими  своих компилятивных книг и статей.

Мной был сделан глубокий анализ содержания всех поступивших мне писем и устных высказываний (n=13). Выяснилось, что не разделяющих мою рецензию на книгу А.А. Данилкина «Полорогие» по компиляции этим автором научных материалов по животным, которых он не видел даже и в природе, и нарушении моих авторских прав были лишь единицы и, в основном, учёные, не имеющие своих фундаментальных исследований и серьёзных академических публикаций (всего n=3 из 13 или 23%). Зато в их активе есть статьи и книги компилятивного характера, подобные книге «Полорогие», автора А.А. Данилкина.

Другие в своих письмах и высказываниях  не только разделили со мной суть и содержание моей рецензии, но и как они выражались,  готовы подписаться под каждой строчкой и каждым фактом. Некоторые с большим  сожалением мне сообщили, что написанием мной и публикацией  этой рецензии в журнале я их уже опередил.  Я не буду излагать здесь их фамилии и титулы, но это крупные учёные, известные не только в России, но и за рубежом, имеющие немало своих научных трудов, изложенных на результатах личных фундаментальных исследований. Вот что, например, написал по поводу  моей рецензии  на книгу А.А. Данилкина «Полорогие», в своем письме, скажем, автор N. «Прочёл Вашу отповедь Данилкину – жёстко и хлёстко. Давно таких  не читал. Действительно, зачем он замахнулся  на полорогих – виды, которых, видимо, он и не видел в природе? Я их видел, и даже стрелял, но я никогда бы не рискнул писать о них, что-либо путное… Вообщем,  здорово вы осадили молодца».

Некоторые сообщали, что все это правильно, очень своевременно и весьма актуально. Писать  в наше время о баранах и козлах, как утверждали они мне, не видя их ни разу в дикой природе это примерно как  прорабу стройки начать делать человеку  хирургическую операцию на сердце или других его органах.

Другой видный учёный, Заслуженный деятель науки РФ, сообщил мне в устной беседе, что рецензию он изучил очень подробно, некоторые фразы прочитал не однажды и  все мои факты, изложенные в рецензии  полностью разделяет. Я задал ему вопрос: «Я сейчас готовлю дополнительное послесловие к моей рецензии и на ответ автора книги А.А. Данилкина. Могу ли я в этом послесловии изложить Вашу точку зрения?».

Ответ:- «Да, я подпишусь под всеми фактами и всей рецензией».

Другой не менее известный ученый заметил мне в разговоре, что рецензия конечно правильная, правда в ней есть и эмоциональная доля. Вот такие были отклики на мою рецензию.

Но, прежде всего, коснусь, утверждения в ответе А.А. Данилкина того, что я, якобы, ему сообщил о моём намерении написать заранее отрицательную рецензию на его будущую книгу «Бовиды». Вот уже поистине сам автор в своё оправдание в ответе верит в то, что именно ему хотелось бы услышать такое утверждение от меня. Видит Бог, что я этого ему не говорил, не сообщал  и не утверждал. Но для объективности мне довольно точно придётся воспроизвести на этих страницах между мной и А.А. Данилкиным, состоявшийся в перерыве между заседаниями VII териологического съезда короткий диалог и восстановленный по моим записям в ежедневнике того времени.

А. Д. – «Я начал писать книгу о «Бовидах». Со многими вашими положениями по экологии снежных баранов, изложенными в вашей книге я совершенно не согласен» – (и это мне говорит человек, который снежных баранов в дикой природе никогда не виделпримечание Н. Ж-Ч). Наверное, это будет моя последняя книга по копытным. Этим я и завершу своё продолжение книг Гептнера и де-факто  становлюсь его преемником».

Н. Ж-Ч. – «Да, даже так. Ну, ну, вот выйдет ваша книга из печати, тогда и почитаю, только вот заявление от вас как о преемнике Гептнера вам следовало бы  услышать не от себя, а от людей и своих соотечественников-учёных России».

Вот таким  был состоявшийся очень краткий диалог до выхода в свет книги «Полорогие». Этот диалог  вам, чтобы не лукавить, уважаемый А.А. Данилкин, следует вспомнить, а для этого нужно напрячь свою память. О намерении, по мнению автора ответа, что я ему при этой встрече, якобы, пообещал написать рецензию, да ещё и заранее отрицательную, как указывает в своём ответе А.А. Данилкин, это чистая и откровенная ложь. При моей известной осторожности в публичных высказываниях, как учёного, такое предопределяющее заверение  и даже априори, для меня уж совершенно точно  исключено. Но если, даже и предположить подобное, хотя бы с учётом сослагательного наклонения, то автор книги (т.е. А.А. Данилкин), должен был бы особо насторожиться на, якобы, моё заявление об отрицательной рецензии на  книгу и подготовить её  более ответственно. Тщательно вычитать её текст, дабы избежать в преддверии уже заведомо известной ему отрицательной рецензии, обычных грамматических и логических ошибок, не совсем удачных подзаголовков,  и  рассуждений, и не помещать в ней большого количества нечитаемых рисунков (карт). Но, к сожалению, этого автор не сделал, а раз так, то опять же, полагаясь на законы логики и оснований-то для подобного утверждения о моём заявлении, как пишет в своем ответе автор, на самом деле не было,  да и не  могло быть, как я, и изложил выше соответствующий краткий диалог из своего  ежедневника.

Далее, в настоящем послесловии я не буду касаться личностных характеристик автора книги «Полорогие»,  его личных амбиций и опускаться до выражений не совсем научной, а дворовой этики, как это делает в своём ответе А.А. Данилкин. Я полагаю, что в этом есть элемент личной этической научной культуры. Тем не менее,  прежде же чем приступить к изложению послесловия после моего тщательного анализа теперь уже и текста ответа А.А. Данилкина, на мой взгляд, первоначально и обязательно следует отметить мало сознаваемые или оцениваемые автором совершенно алогичные  в нём выводы, связанные  с его высказыванием той или иной мысли как в книге «Полорогие», так и в его ответе на мою рецензию. При подаче своих возражений, своего видения и контрматериалов А.А. Данилкин в своём ответе, довольно часто,  фиксируя внимание на персонально своих, но  несостоятельных доводах и высказываниях, очень плохо  отделяет или совсем не отделяет, или не хочет отделять оценки рецензента. Но, для этого, на мой взгляд,  прежде всего надо быть зрячим и самокритичным автором.

Но, поскольку автор в своём ответе во многом искажает и трактует текст моей рецензии с нарушением законов логики, то мне ничего не остаётся,  как принять следующую логическую структуру  построения настоящего послесловия, а именно: сначала изложить по тому или иному суждению текст автора, как он был опубликован в книге А.А. Данилкина «Полорогие», затем дать подлинный текст из моей рецензии. А далее для сравнения, но уже с моими последующими комментариями я даю текст  моего послесловия на ответ автору книги  на мою рецензию. Для более контрастного выделения и облегчения чтения текста читателями и  судебных разбирательств по моему иску свой текст я даю жирным шрифтом, а  текст А.А. Данилкина также жирным шрифтом, и  ещё курсивом. Так каждому читателю довольно легко  будет сравнить тексты и разобраться. Да простит меня читатель за столь подробный подход в этом послесловии, но в настоящее время это продиктовано для нас всех острой необходимостью понимания подобных и других отрицательных процессов, протекающих открыто в Российской науке. Важно в этом случае понять конкретно суть открыто протекающих явлений в териологической  науке в нашей стране и роль в ней отдельных учёных.

Так в своей книге «Полорогие» на с. 393 А.А. Данилкин пишет: «Живут сравнительно  долго – до 15-20 лет» (имеется в виду снежные бараны, прим. Н.Ж.-Ч). В этом предложении и далее никаких ссылок по цифрам в книге на других исследователей автор не указывает, а лично своих цифр он,  естественно, не имеет, что я ранее отмечал в моей рецензии особо. А раз нет своих доказательств и нет ссылок, то это положение можно отнести к лженауке, о чём неоднократно высказывался академик РАН  Э.П. Кругляков, в своей книге «Ученые с большой дороги-2»,  М. Наука, 2005, ныне возглавляющий Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований (куда, кстати, я намерен обратиться). Давно и очевидно всем, что мнение без доказательств, это не что иное, как спекуляция и скоротечно рождённый автором этого мнения миф. А ведь первоначально мой текст в рецензии гласит так: «Однако, анализ собранных мною рогов погибших снежных баранов (n= 23) в разных горных системах Северной Азии показал, что более 14-ти лет они не живут, причём у самцов этого возраста зубная система полностью стёрта. Делая подобное сообщение о максимальном возрасте снежных баранов, А.А. Данилкин не сослался на первоисточник (сам он, естественно, таких цифр не имеет). В моих книгах таких цифр тоже нет». Дальше в рецензии мной приводятся сведения из американской литературы, в частности (Muire, 1994), что в Национальном парке Мак-Кинли (Аляска) из собранной  в горах коллекции в 829 черепов взрослых горных баранов (Ovis dalli) только 3 самца  были возраста 14 лет, у остальных возраст был меньше. В сумме с моими коллекционными материалами это ли не доказательство?

Теперь дадим текст в ответе А.А. Данилкина: «О предельном возрасте и локальной численности снежных баранов. Не доверять сведениям других авторов, (подчеркнуто мной- Н.Ж.Ч) на чем настаивает Железнов-Чукотский, я не имею оснований; скорее я сомневаюсь в достоверности ряда сообщений и заключений рецензента». Сравните, дорогой читатель тексты мой и А.А. Данилкина и комментарии будут излишними. Надо же так уметь вводить в заблуждение редакцию журнала и читателя.

В данном случае в моём послесловии после прочтения вышеизложенного текста А.А. Данилкина весьма логично через журнал задать ему мой вопрос: Если Вами не указаны ссылки на авторов в своей книге  по максимальному возрасту снежных баранов, а в своём ответе на мою рецензию Вы все таки пишите о каких-то неведомых авторах, тогда где же они в вашей книге эти авторы и ссылки на них, на какой странице они указаны, хотя бы сослались на одну фамилию»????? Но их нет.

Мой комментарий. Их нет не в книге, не в ответе автора рецензенту. Зато в книге указана продолжительность жизни снежных баранов в 20 лет, не подтвержденная никем, кроме, как из собственной головы самого автора. Такое откровенное лукавство в ответе А.А  Данилкина с вольной выдумкой о неведомых авторах совершенно озадачивает любого читателя, особенно молодого исследователя, и ставит его в полное недоумение и научный тупик, из которого, как из подземного лабиринта с узким коридором, где отсутствует  свет, потом очень и очень трудно выбраться. Эта недостоверная и ничем не подтвержденная цифра теперь пойдет «гулять»  и дальше в других статьях и книгах следующих авторов, если кто-то из них осмелиться её использовать.

Кроме того, я полагаю, что высказывание в сомнении о достоверности ряда моих научных сообщений относительно экологии снежных баранов было высказано А.А. Данилкиным в пылу, крайне «воспалённого» не логичного воображения, некотором заблуждении и при отсутствии подкреплённых им фактов для возражения. Правда, автор не указал, в чём же он сомневается. Но прежде чем сомневаться, уважаемый, А.А. Данилкин – автор, компилятивной книги, вам следует повторить мои полевые исследования в тех же условиях и в конкретных горных системах, и по моим же методикам, изложенным в начале каждой моей книги, а не брать данные из собственной головы, или потолка, сидя в тёплом московском кабинете. Ведь только при получении  иных результатов исследований по конкретному факту можно сомневаться в достоверности моих научных сообщений или вовсе их отрицать. А если у вас нет доказательств, то повторюсь – это словоблудие и лженаука.

Пользуясь возможностью задать со страниц  этого сайта простой вопрос, я обращаюсь к   вам.  Но ведь, вы уважаемый А.А. Данилкин, данных по максимальному возрасту снежных баранов, например, рогов, по кольцам которых определяется возраст, вообще не имеете, и, тем более,  что вы в дикой-то природе их вовсе и  не видели. Ведь у вас в книге даже ни в предисловии, ни во введении, которого вообще нет, и далее в главах отсутствуют изложенные методики и соответствующий материал, по которому, и  каким же образом в данном случае, готовилась книга. О чём же тогда может идти речь??? Для серьёзного учёного высказывать такое мнение, не имея при этом соответствующего своего научного материала по конкретной тематике, это абсолютный нонсенс.

Во всяком случае, у вас, господин А.А. Данилкин для такого рода утверждения и отрицания моих исследований нет никаких оснований и морального права. Прежде чем утвердительно высказывать какую-то мысль, надо для этого иметь все основания, а  в их числе, особенно цифры, факты и аргументы, которых, явно у вас, как автора компилятивной книги нет, равно как и нет на это объективного ответа. Надо знать, что нужно высказывать, а главное, знать и высказывать или излагать иное мнение  на основе  результатов своих исследований.

Но таков А.А. Данилкин –  автор книги «Полорогие» и своего ответа. Его следует воспринимать таким, каким он есть, что убедительно и подтверждается в конце  его ответа, где при такой обильной массе недостатков в компилятивной книге, без комментариев в разночтениях суждений многих авторов, без ссылок на них, выводов в конце глав и даже, чисто грубых грамматических ошибок, вроде «Беренг» или «Певекский» район в Чукотском автономном округе» (с. 190, 6-я строка верху), которого нет и многие другие    как доказательство, содержится в его ответе совершенно безапелляционное  утверждение: «Если бы сейчас возникла необходимость в переиздании монографии «Полорогие» – полезного справочного пособия для зоологов и охотоведов, с чем безоговорочно согласен и рецензент (с. 107), я не исправил бы ни строчки…..».

Ну, что ж, А.А. Данилкин продолжайте и далее выпускать такие книги, которые, если бы одна из книг, например, «Полорогие» была достойной, не только  могла бы поддержать в наше столь смутное и трудное время териологическую науку, а наоборот,  она её тянет только назад, ибо по содержанию она ничего нового не несёт, тем самым не доставляя новых знаний настоящему и будущему поколению исследователей. А те, что есть по чужим материалам (параметры или особенности экологии снежных баранов и других видов) во многих случаях искажены, но главное, очень часто встречается слишком вольная их интерпретация. Но если всё-таки вам придётся или возникнет у вас необходимость переиздания этой книги (о чём я, предположительно, подозреваю), то чтобы она была весьма достойной многих трудов вашего Великого, как пишите вы в своём мне ответе, учителя В.Г. Гептнера, переработайте её и пригласите учёного-биолога для окончательной  редакции текста и исключения, хотя бы тех досадных ошибок, которые мной указаны в рецензии и в настоящем послесловии. Тогда уж, несомненно, вы будете более чем достойным вашего уважаемого учителя В.Г. Гептнера. А пока…….

Ещё один пример с некорректным использованием в тексте автора книги «Полорогие» словосочетания «Плотность популяции». С  точки зрения научного классического понятия в генеткие, экологии и эволюционном учении и стилистического построения фраз и предложений в русском языке при написании текста в статьях или книгах употребление слова популяция означает, как: «Совокупность особей одного вида, занимающая определенное пространство и воспроизводящая себя в течение большого числа поколений». Если вы, уважаемый  А.А. Данилкин, в своём ответе пишете: «…что слово популяция происходит от латинского populatio, populus и переводится как население» (взято вами из БСЭ, слово население подчеркнуто мной – Н.Ж-Ч), но не указываете его другое, и второе значение. А далее, в своём ответе вы уже из-лагаете: «Плотность популяции, или населения – щироко употребляемый зоологами, в том числе и Железновым-Чукотским, термин»).  Но в БСЭ, слово «популяция», откуда вы его взяли, имеет двоякое толкование, одно из них по смысловому значению переводится как: первое  «народ», что в данном случае в зоологической тематики вообще не употребляется. Второе – по своему значению слово «популяция» переводится,  как «население», которое вы и поместили в своём ответе выгодно для себя и читателя, а второе (народ) – опустили, тем самым исказили для нашего случая  подлинный смысл генезиса слов и их конкретного тематического использования.

Русский язык очень богатый, но каждое слово имеет свое значение и его конкретное применение. При построении и формировании предложенйй в русской грамматике слово «население» обычно также относится к понятию «популяция», но употребляется в текстах с тематикой по биологии человека, где это слово всегда уместно и имеет  свою грамматическую основу. С учётом вышеизложенного в экологии и зоологии, было бы в этих случаях, правильно излагать как: «Плотность особей в популяциях», что отвечает классическому с точки зрения экологии толкованию слова  «популяция», а не как: «Плотность популяций».

В этом суть различий. Ссылка А.А. Даникина на то, что многие другие зоологи широко  употребляют  именно последнее словосочетание как: «Плотность популяций» вовсе не свиде-тельствует о грамотном  изложении.

А теперь всё-таки  о других конкретных ошибках. Даже в своём заголовке ответа на мою рецензию автор А.А Данилкин умудрился  допустить ошибку. Сравним текст  в моём заголовке рецензии, (….но получилось, как и прежде...), с текстом А.А. Данилкина в заголовке его ответа  (…а, получилось как всегда). Ну, что ж, если эту ошибку или перефразировку автора ответа относить ко всем опубликованным его книгам компилятивного характера (кроме, книги о косуле), то эта формулировка, пожалуй, больше всего отражает схему и стиль изложения всех предыдущих книг А.А. Данилкина и, тем более что написаны они совершенно по единой схеме.

Ссылки в моей рецензии на страницах текста об ошибках следует читать как 522-я страница (2 ошибки) и не с. 75, а это рис. 75 (страницы 95, 104 моей рецензии соответственно). Это издержки компьютерного набора и типографии,  хотя от этого сами ошибки и их суть из книги А.А. Данилкина, как таковые они вовсе не исчезли. Правда, здесь следует признать и мою ошибку на с. 105  моей рецензии относительно непроизвольной замены слов «представителей рода» словом «особь», в связи, с чем я автору книги «Полорогие» приношу свои извинения за свою незначительную оплошность. Об этом мне лично приходится лишь сожалеть. Но поскольку в своей рецензии я в силу её объема не перечислил другие  непростительные и значительные ошибки в книге А.А. Данилкина, то я дополнительно воспроизвожу их здесь, хотя и это их лишь часть. На с. 190,  4-я строка сверху автор пишет со ссылкой на меня и моих соавторов: «Его (овцебыка – прим. моё) дальнейшее расселение возможно на Западном Таймыре……в тундрах Якутии, Певекском, Анадырском и Чукотском районах Чукотского АО…». Но такого района как «Певекский», как я уже отметил выше,  в моей работе нет, равно как и нет его  вовсе  в административном делении Чукотского автономного округа. Откуда это взято А.А. Данилкиным совершенно не ясно – в который уже раз здесь и по другим подобным ошибкам я  пишу эту фразу. Но для читателя  я всё же открою секрет и смогу сообщить, источник этой ошибки. Сама перекочевать она в книгу хозяина  не могла. Эта ошибка есть в книге С.А Царева (1999), откуда её автоматически и переписал в свою книгу А.А. Данилкин. Повторюсь – в моих работах «Певекского района» нет, а есть Чаунский с районным центром г. Певек. Куда же теперь ещё перекочуют эта грубая и другие ошибки? И ещё. В тексте во множестве и в частности  (с. 325) есть ссылки на работы академика Н.В. Насонова (1910, 1911, 1915…), но в списке  литературы под одной фамилией Н.В. Насонов эта работа 1915 года не значится. Нет в списке и работы Г.Д. Якушкина, датированной по тексту вашей книги 1983 годом, на которую сослались на с. 183, но зато есть 2 работы  с литерами «а» и «б» 1983 года.

На с. 6, 13, 36, 108  автор в тексте по необходимости возвращается к прошлым геологическим периодам, указывая при этом тот или иной возраст находок останков животных или описывая какие-либо процессы. Так на с.108, 2-я строка снизу он пишет: «….происходит на рубеже плейстоцена и голоцена, около 10-15 тыс. лет назад.».  Но по факту событий, если вести отсчёт  назад, как это указано в тексте, то цифры следует располагать в обратном порядке, а именно как 15-10 тыс. лет назад, ибо последняя цифра  10 тысяч лет назад  в своём ряду располагается ближе к настоящему времени, но не назад, а  цифра 15 – на столько тысяч лет действительно назад. Здесь же опять нет никакой логики. А такие ошибки встречаются довольно часто – с. 6, 13, 36, 108 и т.д.

На с. 431 в разделе «Конкуренты»  автор при перечислении пищевых конкурентов снежных баранов указывает всех основных растительноядных животных горно-тундровой зоны: северную пищуху, высокогорных полевок, лемминга (правда, неизвестно какого – прим. Н.Ж-Ч), беренгийского суслика, черношапочного сурка и зайца беляка. Замечу, что во многих горных системах  местообитания снежных баранов и вышеперечисленных Данилкиным пищевых конкурентов практически  по высотным поясам они не совпадают, кроме пищухи. А беренгийского суслика в зоологической номенклатуре вообще нет.

Не совсем удачны заголовки: «Пространственная структура и перемещения» на с. 54, 91, 134,134, 186, 203, 220, 245, 372 и 425. Здесь совершенно не ясно, чего может раскрыть подзаголовок  с таким названием. Наверное, было более грамотно с точки зрения понятий в экологии изложить его как общепринятое: «Пространственная структура населения и перемещение».

Я ранее уже указывал в своей рецензии, что некоторые карты совершенно невозможно разобрать, даже с увеличительной лупой (рисунки: 28, 65, 75). После дополнительного анализа других карт, к выше перечисленным в книге, я добавляю ещё (рис.: 9, 19, 26, 36, 47, 54, 55). Для чего же их было помещать в книге, если они мало или совсем не читаемые? А ведь в дополнение к тексту в книге карты  должны нести для читателя дополнительную информацию, чего положительного, к сожалению, не скажешь. Причина – автор их сканировал из чужих книг, но отдельно для качественного их  изложения по специальной компьютерной программе с графикой  по картам не работал, запустив их в таком непотребном виде в печать. На с. 179 об овцебыках автор указывает: «Группировка полуострова Сьювард, куда…», но такого полуострова нет, а есть полуостров Сьюард – так, по крайней мере, он обозначен на топографических аэронавигационных и других  картах.

Коснемся некоторых сумбурных суждений и ошибок, изложенных в книге А.А. Данилкина  по разделу «Сайга». Так на с. 155 автор пишет: «В зоне обитания  сайги ежедневно находилось 1 тыс. осёдлых и кочующих за стадами хищников  [Букреева, Убушаев, 2003]. По наблюдением, в 1988 г. каждый волк резал в сутки в среднем 0,17 особей, в 1995 г. – 0,23 [Лещенко, 1997] (опираясь на эти данные А.А. Данилкин удивительным образом констатирует – прим. Ж-Ч), а за год, следовательно, –  60-80 экземпляров». Прямо скажем, для одной тысячи волков эта цифра при всех её натяжках не соответствует, если учесть, что в году 365 дней. Тогда, если 0,17 сайги уничтожает один волк  за одни сутки, то (1000 волков х 0,17) и умножить на число дней в году (365), получим нижний предел цифр в 62050 особей за год, а при верхнем суточном пределе за год получается цифра в 83950 сайгаков и уж никак не 60-80 экземпляров в год. Ясно, что здесь ошибочка в 1000 раз. Простой арифметический расчёт по годовому ущербу сайгакам от волка, выполнен автором книги ошибочно. Оценка Калмыкского Управления по охране, конт-ролю, регулированию и использованию охотничьих животных Департамента  по охране и развитию охотничьего хозяйства годовой смертности сайгаков от волка составляет в среднем 50 тыс. на 1998 г. и за последующие годы. Так что  расчеты с грубой арифметической ошибкой для тех кто занимается изучением экологии сайгаков и конечно для практиков некуда не годятся.

Но остаётся открытым ещё одно  ошибочное суждение по снежным баранам. По мнению А.А. Данилкина, о том, что: «Снежные бараны заметно уклонились от основного направления  эволюции рода, представляющего адаптацию к жизни в сравнительно  открытой холмистой местности  или пологих частях гор и к быстрому  продолжительному бегу (чему более соответствуют типы муфлона и уриала), и приспособились  к обитанию в расчленённом скалистом рельефе и к передвижению по крутым склонам, подобно козлам. Это привело к перестройке опорно-двигательного аппарата и морфологической, и экологической дивергенции от предковых форм». Так пишет и указывает А.А. Данилкин в своей книге на  с. 324. И далее,  на с. 391 А.А. Данилкин, как бы в добавление, излагает: «голова небольшая, шея и ноги относительно короткие и толстые (фото 50)», отсылая доверчивого читателя к фотографии. Но  в  самом начале очерка о баранах на с. 322 автор книги «Полорогие» А.А. Данилкин уверенно утверждает, что бараны: «Хорошие бегуны», в то время как на странице 324 он излагает, что «снежные бараны уклонились….и приспособились  к обитанию в расчленённом скалистом рельефе и к передвижению по крутым склонам, подобно козлам». А раз так, то у них должны быть короткие ноги. Где же у автора истина? В этом как раз и состоит противоречие.

Как видим, в одном случае в тексте утверждается, что бараны – хорошие бегуны (с. 322), в другом, что они очень близки к козлам, которые не относятся к хорошим бегунам, а к прыгающим животным,  способным  лишь к передвижению по крутым склонам и скалам. Я уже писал, что такие противоречия и разночтения встречаются почти на каждой странице книги «Полорогие» и даже в одном предложении, как это изложено и даже в заголовке ответа А.А. Данилкина на мою рецензию, что я доказательно изложил  выше, сравнивая соответствующие тексты.

Для читателя и самому  автору книги «Полорогие», как доказательство моего обратного утверждения, что у баранов ноги не очень короткие, я для сравнения помещаю свой чёрно-белый снимок 2-х самцов снежных баранов 6-летнего возраста (рис.1), сфотографированных не сверху, как это показано у А.А. Данилкина в его книге с искажением линейных размеров, а после линьки на уровне средней линии их тел без какого-либо искажения фактических размеров. Какие красавцы и  с довольно длинными, но уж только не с короткими ногами, как это пишет автор книги.

 1360290417_polorogie-posleslovie-1.jpg

 

Рис. 1.  2 самца снежных баранов  6-летнего возраста. (Анадырское плоскогорье).

Фото автора, 1978 г.

 

Надеюсь, что он оправдываться по этому  факту и опровергать его  в своём очередном ответе уже не будет. Что же касается всех  цветных фотографий снежных баранов, помещённых в книге «Полорогие» А.А. Данилкина за подписью С. Тишкевича и других, на которые ссылается автор, то они выполнены либо сверху, либо в период начала линьки (начало лета), либо во время её, но вероятнее всего глубокой осенью (видимо,  при охотах на них), когда у них уже вырос длинный зимний волос для зимовки (он может быть длиной до 15 см), который  свисает с живота и подмышек и тем самым значительно скрывает длину их ног. Поэтому ссылки на фото вообще не состоятельны. Кроме того, на части снимков у снежных баранов передние и задние ноги значительно утопают в траве, что естественно на фотографии тоже создает у читателя впечатление коротких ног. Не годны снимки и для суждений об окраске, особенно цветные, где в своей книге и  ответе на них ссылается А.А. Данилкин. В зависимости от времени года и часов съёмки, даже цифровой камерой, а обычной – от выдержки, проявочных компонентов, концентрации раствора, его качества  и соблюдения точного времени проявления фотоплёнки и снимков, цветá и тональность окраски объекта на фотографиях могут изменяться в значительных пределах. Ссылка автора на фотографии это всё один и тот же результат моих прежних выводов –  отсутствие личного знакомства автора книги и встреч им снежных баранов в дикой природе.

Количество просмотров: 3409
 (голосов: 1)


В Екатеринбурге хотят создать предприятие для утилизации сточных вод

На «Иннопроме-2017» презентуют предприятие по утилизации осадков и сточных вод. Оно позволит уничтожать иловые осадки, которые образуются на аэрационных станциях ...

В Забайкалье растёт число лесных пожаров

За минувшие выходные в Забайкальском крае существенно увеличилась площадь лесных пожаров. По данным пресс-службы регионального Минприроды, огнём охвачено около 3,7 ...

Сильное землетрясение в Японии

Воскресным утром в центральной части Японии произошло землетрясение магнитудой 5,7. Подземные толчки были зафиксированы в 07.02 по местному времени (01:02 мск). Очаг ...

ФАС завела дела на "Бургер Кинг", "Му-му" и "Шоколадницу" из-за высоких цен в аэропортах

Служба возбудила дела в отношении компаний после обращений посетителей аэропортов Домодедово, Шереметьево и Жуковский  Управление Федеральной антимонопольной службы (ФАС) по Московской области ...

Посадивший Як-130 без стойки шасси экипаж получит госнаграду. В сети появилось видео посадки

Экипаж самолета Як-130, который совершил уникальную посадку воздушного судна с неработающей передней стойкой шасси, получит государственную награду.Инцидент произошел в Воронежской области на прошлой ...

Путин внес на ратификацию конвенцию Совета Европы об отмывании доходов

Президент России Владимир Путин внес на ратификацию в Госдуму конвенцию Совета Европы о выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и финансировании терроризма. Законопроект ...