Создатель и первый директор ДВМЭОО "Зеленый Крест"
Александр Александрович
Малышев

диретор ДВМЭОО Зеленый Крест
Биография

Праздники сегодня


ПОГОДА ЛЮБОГО ГОРОДА

ЭКО - САЙТЫ

Всемирный фонд дикой природы
Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации
Новости экологии на ИА REGNUM
Ecocom — всё об экологии
Интернет-журнал о природе и человеке
Новости экологии на elementy.ru
Зеленый патруль
Global Green (USA)
Green Cross International
Зеленый Крест России
Зеленый Крест Беларусь
Зеленый Крест Болгарии
Зеленый Крест Дании
Зеленый Крест Испании
Зеленый Крест Италии
Зелёный Крест Пакистана
Зелёный Крест Румынии
Зелёный Крест Франции
Зелёный Крест Швейцарии
Зелёный Крест Японии
Tigris Foundation
ALTA Amur Leopard Conservation
Фонд "Феникс"
Карта сайта
Всероссийский Экологический Портал
Дальний Восток: Владивосток, Хабаровск, Сахалин, Камчатка, Магадан, Благовещенск, Якутия. Каталог экологических сайтов, проблемы и решения.
Сейчас вы находитесь - Главная страница » Тематические рубрики » Экология животных » Хотелось как лучше, но получилось, как и прежде…
Хотелось как лучше, но получилось, как и прежде…

Рецензия  на книгу

А.А. Данилкина «Полорогие». М.: «ТНИ КМК», 2005. 540 С.

или

Хотелось как лучше, но получилось, как и прежде…

 

 

Научная общественность с большим интересом ждала разрекламированную монографию «Полорогие», написанную А.А. Данилкиным. Книга, как указано в предисловии, одна из последних в серии «Млекопитающие России и сопредельных регионов». Ранее, в 60-70-х годах прошлого века, отечественными классиками зоологии выпускались фундаментальные сводки  под рубрикой «Млекопитающие Советского Союза», продолжавшие славную традицию многотомных изданий в бывшем СССР. Тогда такие сводки были написаны по парнокопытным и непарнокопытным, китообразным, морским коровам и хищным. Все они вышли из-под пера таких гигантов-зоологов, как В.Г. Гептнер, А.А. Насимович, А.Г. Банников, А.Г. Томилин.

Прежде, чем приступить к критическому обзору и детальному анализу видовых очерков в монографии «Полорогие» отмечу, что автор настоящей рецензии, почти 25 лет посвятил исследованиям снежных баранов и занимался изучением их экологии на Чукотке (все хребты, нагорья и плоскогорья), в Магаданской области (верховья рек Колымы, Кулу, Охотско-Колымское нагорье, Ольское плато), на Камчатке на Срединном хребте (верховья рек Камчатки и  Караковой),  юге Якутии (верховье р. Индигирки), на севере Хабаровского края (хребет Сунтар-Хаята, Сарычева, верховья рек Ульбеи, Охоты, Олланджи, Ини, Нют) и по проекту W-22-5, W-22-6 (верховья рек Кобук и Ноатак, на хребте Брукса) и  в горах северной части Аляскинского хребта с координатами 63º с.ш. и 147º з.д. между реками Вуд,  Делта Крик и  Суситна, берущих начало с ледника, где проводился авиаучёт горных баранов Далла (Аляска).

Общая продолжительность моих полевых исследований по снежным баранам за период с 1972 года  по 2003 год составила 61 месяц и охватывала все сезоны года. Изучались все черты экологии этого вида  в разных административных районах России и горных системах. Гон и половое поведение мной изучались специально и по особой программе на Корякском нагорье с 26 октября 1977 года по 8 февраля 1978 года с проведением эксперимента  с установкой силуэтов  самок и самцов для определения их реакции  на полового партнёра в светлое время суток от  восхода солнца до его захода. Затем зимние исследования были перенесены на хребет Пекульней, намного севернее – 68º с.ш. и 176º в.д. Общее время наблюдений в период гона составило около 300 часов. Такая широта охвата изучения экологии снежных баранов в разных природных зонах и во все периоды года позволила мне выявить очень многие отличительные особенности в их жизни и определить этих животных в широком понимании как евригипсохтонных, с высокой эврибионтностью и пластичностью (Железнов-Чукотский, 1994, стр. 57, 65). Измерение тел произведено лентой, а взвешивание добытых баранов осуществлялось динамометром ДПУ-20-2 при оказании геологами и ботаниками физической помощи. Плотность и глубина снежного покрова определялась весовым снегомером. По другому виду из семейства Bovidae овцебыку (Ovibos moschatus Zimmermann, 1780) я провёл две экспедиции на о. Врангеля.

Я излагаю это, уважаемый читатель, для того, чтобы можно было понять  и уяснить себе весь тот объём работы, который я проделал в своих исследованиях по снежным баранам Северной Азии и овцебыкам, и горным баранам Северной Америки. Суммирующим результатом этих исследований явилось издание моей сводки «Дикие копытные Северо-Востока СССР» (1990), а затем выпуск первой в СССР и России фундаментальной монографии «Экология снежных баранов Северной Азии» (Железнов-Чукотский, 1994. 257 с.). Несколько ранее и  с неполными сведениями по экологии снежных баранов была выпущена книга «Снежный баран» (Ю.В. Ревин, Л.В. Сопин, Н.К. Железнов, 1988. 192 с.). Данные, полученные мной  на основании многолетних исследований, дают мне право выносить научные суждения по всем частным и общим чертам экологии этого вида с выверенной по ним точностью и ответственностью, чего в своём научном активе не имеет А.А. Данилкин и некоторые другие исследователи экологии снежных баранов. Особо подчеркну, что автор монографии «Полорогие» А.А. Данилкин никогда  не исследовал виды семейства полорогих. Об этом свидетельствует и личный список работ автора в конце книги (с. 459), в котором по данной теме нет ни одной статьи, хотя  в ранее выпущенной книге «Оленьи» (1999), где помещён очерк о косуле  (вид, которым занимался А.А. Данилкин), список его работ по этому животному составляет 32 названия. В сравнительном плане довольно показательно и убедительно. Ведь весь его полевой и научно-исследовательский опыт основан лишь на исследованиях  экологии косули. Весьма осмысленно возникает вопрос: имеет ли моральное право автор вышеназванной монографии судить об экологии представителей столь сложного семейства с чрезвычайно широким диапазоном их распространения в разных природных зонах, да еще и обитающих на разных высотных поясах и с высокой степенью толерантности?  Мне могут сказать, что да, и даже возразить. Написал же в прошлом веке А.А. Насимович компилятивную (компилятор – соединение результатов чужих исследований, мыслей – Ожегов, 1982, с. 256; примеч. Н. Ж-Ч)    монографию об африканских слонах (Насимович, 1975), которых он никогда не видел, разве, что в зоопарке и не занимался их исследованиями. Но в прошедшем времени, возможно, это и было допустимым. Если же автор монографии «Полорогие» как нынешний компилятор подражает таким крупным компиляторам зоологам-классикам, как В.Г. Гептнер, А.А. Насимович, А.Г. Банников, то ведь с тех пор, когда они писали подобные книги, прошло почти полвека.  Уровень науч­ных знаний  того времени, например, для высшей школы,  тогда себя оправдывал. Появление таких компилятивных монографий характерно для 60-70-х годов прошлого столетия и было весьма нужным, ибо в научном мире среди учёных-естественников в то время торжествовал  большой научный вакуум и, особенно, на первоначальном этапе развития в биологии таких направлений,  как экология, этология,  физиология и других. В наше скоротечное время XXI века, когда оно максимально спрессовывается, увеличивается скорость процессов энтропии, а практика не успевает за наукой, наука – за временем, очень необходимы новые знания, идеи, книги, отвечающие вызову времени, а на основании результатов исследований – совсем неординарные взгляды и выводы.

Вышедшая книга «Полорогие» А.А. Данилкина являет собой значительный по объёму труд по компиляции множества сведений по распространению, частной и общей экологии многих видов: зубров, овцебыков, козлов и баранов из большого количества разных источников: использовано    2378. Все они использованы без учета их критического отбора, анализа многих фактов и явлений, практически, по каждому виду и иногда, как это видно по ряду примеров, даже мало согласующихся между собой и совершенно противоречивых. А.А. Данилкин в своей  монографии ни коим образом такое разночтение не комментирует. На изложенные в книге те или иные явления,  факты и цифры А.А. Данилкин иногда не указывает конкретного их автора. Для формального соблюдения авторского права в конце главы он в одной строчке или нескольких делает лишь ссылки на множество авторов, не конкретизируя их (правда,  не во всей книге это соблюдено, но об этом ниже). Любому читателю трудно понять, кому же принадлежит приоритет в получении скомпилированных в нескольких строчках многочисленных данных, цифр и кто конкретно из авторов стоит за ними. В подобных случаях, к сожалению, читателю совершенно невозможно выявить это как в самом тексте, так и  по некоторым  таблицам, где цифры иногда  изложены  вообще без ссылки, что противоречит закону об авторском праве. Классики, если на них ориентироваться  при компиляции многих результатов исследований из научных источников, как мной выявлено, так неуважительно не относились к авторам их компилируемых материалов.

Например, у А.А. Данилкина  нет ссылок на авторов  по размерам многих параметров снежных баранов в таблице 88 (с. 407) или тексте (с. 391), где  автор монографии «Полорогие» указывает: «Длина тела самцов в азиатской части ареала достигает 188 см, самок – 179, высота в холке 112 и 100 см, масса – 150 и 68 кг». Однако он их не отстреливал, не измерял и не взвешивал. Эту формулировку мне придётся повторять  не один раз. Все эти цифры встречаются в моей монографии «Экология снежных баранов Северной Азии» (1994) в табл. 1 (с. 24) и табл. 3 (с. 26-27). Такое же замечание относится к значениям размеров тела азиатских снежных баранов, изложенных А.А. Данилкиным в таблице 71 (с. 321). Указана длина  тела по снежным баранам в 140-188 см, но конкретных ссылок на авторов также нет. Внизу таблицы под сноской изложено, что это обобщённые сведения (см. ниже), но чьи – неизвестно. Но и ниже на следующих страницах  321, 322, 323 и далее ссылок тоже нет, и авторство этих цифр неизвестно. Всё свалено в общую кучу. Если автор никогда не занимался изучением снежных баранов, не взвешивал их, как я уже отмечал выше, то откуда он взял эти цифры? Никаких конкретных литературных источников  на этот счёт нет ни на этой странице,  ни на следующих.  В моей монографии  «Дикие копытные Северо-Востока СССР» (1990) на странице 290 в таблице 70 в первой её строке и первой графе эти цифровые данные указаны и по длине тела самцов  и самок  с хребта Пекульней: «Самцы 4 экз. инв. № 801-804, возраст 7 лет. Длина тела: самцы 178-188;  самки 5 экз. также с хребта Пекульней, инв. № 808-812,  «длина тела  169-179, а высота в холке составляет  87-100».   Эти же данные мной повторены и в другой моей монографии «Экология снежных баранов Северной Азии» (1994) в таблицах № 1 (с. 24) и № 3 (с. 26-27). Если сравнивать цифры из таблицы 71 с. 231 в монографии А.А. Данилкина «Полорогие» с моими цифрами таблиц из моих книг, то они один в один изложены автором, но без ссылки.

Как видим, в первом случае это уже не компиляция и не скрытый или завуалированный факт изложения чужого материала, а заимствование цифровых данных из чужого труда без каких-либо ссылок на конкретного автора, коим являюсь я. Такое же положение относится и к линейным характеристикам  по овцебыку с. 173, первый абзац. По другим параметрам овцебыков А.А Данилкин на конкретных авторов ссылок не делает, а  лишь перечисляет их ниже в общей строке.

На основании ФЗ от 9 июля 1993 года № 5351 «Закон об авторском праве и смежных правах»» и Комментарий «Закона об авторском праве и смежных правах» (1996) такие действия квалифицируются как плагиат.

Статья 6 пункт 1 Раздел: «Объект авторского права. Общие положения» этого закона гласит: «Авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также способа его выражения». В статье 9 пункт 1 ФЗ № 5351 в разделе «О возникновении авторского права. Презумпция авторства» изложено: «Авторское право на произведения науки, литературы и искусства возникает в силу факта его создания. Для возникновения и осуществления авторского права не требуется  регистрация произведения, иного специального оформления произведения или соблюдения каких-либо формальностей. Обладатель исключительных авторских прав для оповещения о своих правах вправе использовать знак охраны авторского права, который помещается на каждом произведении и состоит из трёх элементов: латинской буквы «С» в окружности: ©; имени (наименование) обладателя исключительных авторских прав; год первого опубликования». Статья 19, раздел «Использование произведения без согласия автора и без выплаты  авторского вознаграждения этого же закона в преамбуле гласит: «Допускается без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение  которого используется, и источник заимствования».  

Надо отметить, что в современной научной литературе прямое заимствование  или изложение в своих книгах, статьях и даже в солидных академических журналах чужого материала, особенно цифр, без каких-либо ссылок на научный литературный источник, очень широко практикуется многими учёными. Это явление в  России приняло совершенно массовый характер в последнее двадцатилетие. Такие учёные в своём тексте ссылку на автора иногда делают, в основном, при оспаривании ими научного факта или его опровержении. Я бы мог привести множество фактов прямого заимствования из чужих источников, хотя и оставлю такое право для отдельной статьи. Для примера остановлюсь лишь на некоторых, как наиболее характерных. Некий  господин, главный редактор журнала «Сафари» А.Н. Хохлов не изучал снежных баранов на Чукотке в местах их обитания и вообще никогда не занимался исследованием экологии баранов (муфлона, уриала, архара и других). Правда, он их беспощадно отстреливал в других местах. Но в его книге «Вершины охот» (2002) изложены, например,  цифровые материалы массе (с. 53) по структуре населения снежных баранов (с. 73), взятые из моих статей и монографий (Железнов, 1990;  Железнов-Чукотский, 1994). Ссылки на автора отсутствуют, хотя на каждой моей книге стоит особый знак – коперайтор ©, означающий исключительное право автора. Сам же А.Н. Хохлов часто не ссылается на авторов, чьи материалы им заимствованы, зато на странице 6 в своей книге «Вершины охот» (2002) от других он требует ссылок, да ещё с припиской, делать их на него в обязательном порядке и даже  конкретно в определённой форме. Автор этой книги наверняка не знаком с авторским правом. Да и зачем ему, владельцу крупной профилирующей фирмы это делать, если фирма специализируется по спортивному охотничьему отстрелу почти всех видов баранов. Вместо этого на каждой странице своей книги  (видимо, для рекламы фирмы  и, естественно самого себя), он поместил свои личные фотографии (165 штук) на 414 страниц всей книги, многие из них с добытыми им баранами. Вот видите,  какие правовые и другие издержки есть у этого «учёного».

Другой пример, который следует изложить для представления полноты картины в России воровства чужого материала, но это уже из зарубежной практики.  Совсем недавно  я прочитал, что ещё в 1996 году в издательстве «Nimrod-Verlag» (Германия) вышла книга «Rus­sland und die Staaten der Gus», автор Тома Ivanovic. Я знаком с этим  автором, который с туристами был на Северо-Востоке, в частности, на Чукотке в г. Анадырь и лично у меня дома  (см. его книгу с. 217). По профессии он журна­лист, менеджер (устроитель) различных видов охот в разных частях России, но никогда не был исследователем, не занимался изучением баранов, а в данном случае это глав­ное.

В выпущенной им книге были напечатаны мно­гие карты ареалов диких копыт­ных по Северо-Востоку России, а именно: лося, северного оленя и снежного барана, которые точь-в-точь повторяют приоритетные карты из моих монографий. Откуда их взял автор? Ответ: будучи у меня в гостях, Тома Иванович взял с моего согласия мои книги: «Дикие ко­пытные Северо-Востока СССР» (1990), «Снежный баран» (Ревин, Сопин, Железнов, 1988) и «Экология сне­ж­ных баранов Северной Азии» (Железнов-Чукотский, 1994). В этих книгах впервые изложены все дан­ные, в том числе карты ареалов ло­ся, снежного барана, дикого северного оленя – результаты моих многолетних исследований. Эти карты ареалов Тома Иванович опубликовал как собственные, без ссылок на меня. Подчеркиваю, он не учёный и не исследователь, поэтому такой материал иметь не мог. Кроме того, он заимствовал из этих книг (также без всяких ссылок) множество цифр по численности населения животных, структуре их популяций,  которые мной также были опубликованы впервые. Мно­гие данные по краниометрическим характеристикам копытных, их весу, размерам, описаниям окраски взяты из моих книг очень точно, но также без ссылок. Например,  по лосю страницы из его книги: – 99-100; 102; 104. По Сaribu: – с. 95-96. По Ovis: – с. 174; карта с. 176; карта с. 211 и с. 213-218. На этих же страницах им впервые опубли­ко­ва­ны и мои личные снимки из моих дневников без моего согласия. Если просто констатировать эти факты, то, переходя на обывательский язык, он их украл и тем самым нарушил мой приоритет, мои ав­­торские права, что карается законом и большим денежным штрафом. На обо­роте ти­ту­ла его книги стоит знак  ©,  1996, означающий, что права на собст­вен­ность этой книги и всё её содержание при­надлежат автору, то есть Тому Ивановичу и издательству «Nimrod-Verlag».

За нару­ше­ние моих авторских прав я намерен обра­титься в немецкий и далее Международный суд с иском к из­дательству по защите моих авторских прав, моего приоритета и взыскания с издательства соответст­вую­ще­го ущерба, на­не­сённого мне за кражу моего материала и моральный ущерб. Так что, уважаемые авторы своих трудов! Будьте бдительны, ибо ныне и среди российских «писак» таких  немало. В современном научном сообществе России одно из самых привлекательных занятий это компиляция чужих материалов или, хуже того, кража или воровство идей и конечных  результатов исследований.

Но это уже дело суда, способного, в соответствии с Федеральным законом «Об авторском праве», установить приоритет настоящего исследователя и автора, защитить его истинные права и его авторское право, хотя судейская практика в этой части, как мне пришлось с этим столкнуться, всё ещё очень слаба. Кстати, я уже выиграл один такой процесс, и в преддверии судебных разбирательств, по вышеизложенным фактам,  мне, по-видимому, предстоит участвовать ещё в нескольких.

Далее рассмотрим содержание книги «Полорогие» более подробно. Автор А.А. Данилкин в самом начале очерка о баранах (с. 322) утверждает, что бараны «хорошие бегуны», в то время как на странице 324 он излагает, что «снежные бараны уклонились от основного направления  эволюции рода, представляющего адаптацию к жизни в сравнительно  открытой холмистой местности  или пологих частях гор и к быстрому  продолжительному бегу (чему более соответствуют типы муфлона и уриала), и приспособились  к обитанию в расчленённом скалистом рельефе и к передвижению по крутым склонам, подобно козлам. Это привело к перестройке опорно-двигательного аппарата и морфологической, и экологической дивергенции от предковых форм». Как видим, в одном случае в тексте утверждается, что бараны - хорошие бегуны (с. 322), в другом, что они очень близки к козлам, которые не относятся к хорошим бегунам, а к прыгающим животным,  способным  лишь к передвижению по крутым склонам и скалам. Таких противоречий в книге очень и очень много. Так как же в этом случае понимать текст автора на страницах 322 и 324 – двусмысленно или не двусмысленно? Я-то могу разобраться, а вот начинающий исследователь вряд ли. На какое же утверждение автора ему ориентироваться? В первом случае здесь на лицо совершенное противоречие двух утверждений.  Во втором случае, аргументы формулировки на странице 324 не совсем отражают истинное смысловое значение выводов на странице 322.

Такая непоследовательность рассуждений автора лично меня удивляет. Он не утруждает себя делать критический обзор или анализ изложенного материала даже на одной и той же странице, не говоря уже о предыдущей. На одной странице снежные бараны - хорошие бегуны (правда, непонятно, относится это ко всем видам баранов или только к снежным; если ко всем, то тем  более это не соответствует действительности), на другой – (с. 324) они очень близки к козлам.  В этом я попробую разобраться на конкретных примерах и расчётах.

В действительности, в тех изолированных горных системах, где наблюдается высокая степень расчленённости  рельефа водотоками (вплоть до третьего порядка, что характерно для всех горных систем Северо-Востока), снежные бараны не являются хорошими бегунами. Например, на Корякском нагорье, хребтах Пекульней (Чукотка), Сунтар-Хаята (Якутия), Срединном (Камчатка) и других толстороги, в случае опасности, совершают лишь короткие рывки или броски для укрытия в скалах (приморских, речных или в останцах каров и цирков) и береговых нишах. Они не бегают на большие расстояния, как это присуще другим видам семейства (муфлонам и уриалам). На это, в частности,  указывает и строение посткраниального скелета снежных баранов (Ревин, Сопин, Железнов, 1988) и очень хорошо иллюстрируется в самой дикой природе у многих видов животных. Те животные, у которых соотношение длины позвоночного столба и высоты в холке (или крестце)  равно единице или несколько  больше, являются прекрасными бегунами (например, гепард, обитающий в саваннах Африки, развивает скорость до 120 км/час).

У снежных баранов, добытых мной на Анадырском плоскогорье (Чукотка), соотношение длины позвоночного столба и высоты в холке (или крестце) не превышает единицы. Если сравнивать экстерьерные показатели чукотских снежных баранов со снежными баранами Камчатки, Якутии, Путорана (Железнов-Чукотский, 1994; табл. 3, с. 26-27), то первые превосходят вторых по длине тела и высоте в холке, уступая лишь по последнему показателю только якутскому подвиду, хотя некоторые авторы, не имея своего серийного материала по этим параметрам, совершенно безосновательно подвергают данные выводы сомнению (Чернявский, 2004). Тем не менее, чукотские снежные бараны отличаются более растянутым туловищем и мощной грудью. У других подвидов (особенно корякского, выделенного Ф.Б. Чернявским (1962) вследствие, якобы, полной его изолированности) показатели указанных параметров ниже, чем у чукотских баранов. Объяснить это можно тем, что почти все снежные бараны были добыты на Анадырском плоскогорье (инвентарные №№ 801-812 в моей монографии «Экология сне­ж­ных баранов Северной Азии», 1994 года (табл. 1, с. 24 и табл. 3, с. 26-27). Это плоскогорье на Чукотке характеризуется как низкогорье или даже холмогорье, где защитными стациями для баранов являются сильно изрезанные скалы  речных берегов и мощные останцы вблизи них. Именно поэтому экстерьерные характеристики подвида в процессе эволюции формировались особо. Приведу размеры тела, холки и крестца взрослых снежных баранов (возраст не менее 6-7 лет), у которых рост скелета уже прекращён. Отношение длины позвоночного столба к высоте в холке у самцов составляет min 0,91 и max 0,94; для крестца – min 0,87 и  max 0,88. У самок отношение длины позвоночного столба к высоте в холке составляет min 0,95, max 0,97. У самцов снежных баранов, добытых в сильно расчленённой местности (хребет Пекульней – Чукотка), этот показатель составляет 0,81; в крестце – 0,83. Близкими  по величине являются и показатели у самцов корякского снежного барана: для крестца – min 0,88; max 0,89. У уриала эти параметры несколько выше: у туркменского или афганского уриала соотношение длины позвоночника и высоты в крестце составляет 1,03;  у таджикского –  1,07; у белуджистанского – 1,00, а  у устюртского это значение самое высокое – 1,28.

Таким образом,  у всех подвидов уриала соотношение длины позвоночника и высоты в крестце значительно выше, чем у снежных баранов. Следовательно,  снежные бараны менее приспособлены к бегу, чем уриалы, а это означает, что уриалы обитают в более сглаженном и выровненном рельефе, чем снежные бараны. Это подтверждается и нашими наблюдениями почти во всех горных системах. Снежные бараны (особенно самцы) редко выпасаются вдали (свыше 300-400 м) от защитных стаций – скал, приречных изрезанных нишами берегов, отдельных и мощных останцов и кекуров. Утверждать, как это делает А.А. Данилкин, что бараны – хорошие бегуны, по крайней мере, совершенно несостоятельно. Впрочем, и сам автор  противоречит этому тезису, приводя примеры на других страницах книги. Так, на с. 391 он пишет: «…голова небольшая, шея и ноги относительно короткие и толстые (фото 50, автор А. Дигилевич)». Читаем  у В.Г. Гептнера и др. (1961, с. 656): «Ноги короткие и довольно толстые. Голова небольшая, слабо удлиненная, с короткими ушами».  Если у животных ноги короткие, то, естественно, они не могут быть хорошими бегунами. Но смотрим фото 50, на котором  запечатлено 2 камчатских  самца. Действительно, ноги у них короткие, но ссылка на этот снимок совершенно неуместна, поскольку точка съёмки находилась сверху, от чего произошла трансформация линейных величин в сторону их уменьшения. Недаром профессиональные фотографы, работая с фотомоделями и желая подчеркнуть их длинные ноги, устанавливают высоту съёмки ниже уровня колен, тем самым искусственно завышая их линейные размеры. Иллюстрируя указанное фото, автор демонстрирует доказательство своих же несостоятельных выводов. В разделе «Род БАРАНЫ» (с. 320) А.А. Данилкин уже пишет, что это «Копытные мелких, средних и крупных размеров, крепкого телосложения с относительно высокими и тонкими ногами…».  Читаем у В.Г. Гептнера и др. (1961, с. 602): «Виды средних, иногда ниже среднего или крупных размеров. Сложение плотное, но не тяжелое, ноги высокие и тонкие». Как видим  и здесь в тексте есть серьезные противоречия.

В. Гейст (Geist, 1981), изучавший баранов на протяжении 40 лет, писал: «Смена к бегу связана с размерами туловища, хотя пропорции ту­ло­ви­ща очень сильно изменяются у бегающих форм баранов. Бе­га­ющие Oviboni могут быть намного больше, чем прыгающие бараны или горные козлы. Кроме того, такие как аргали имеют строго необходимые им размеры тела для то­го, чтобы производить на свет два 4-х килограммовых ягненка, тогда как горные ба­раны имеют размер, необходимый для вынашивания только одного яг­нен­ка».

В своё время, способность к бегу или прыжкам у баранов и козлов хорошо была показана В.И. Громовым (1935), достаточно подробно и доходчиво (с цифрами) изложена в коллективной монографии (Ревин, Сопин, Железнов,  1988), а также у О.В. Егорова (1955) по сибирскому горному козлу. Так что приходится констатировать явный пробел у А.А. Данилкина не только в общих знаниях, но и в анализе соответствующей литературы.

На мой взгляд, учёный должен корректировать свои суждения и выводы, сделанные по результатам самостоятельных исследований, с учётом новых и совершенных методов в генетике и других направлениях естественной науки, а не ограничиваться простой констатацией фактов и цифр, их обычным перечислением, взятых у разных авторов на веру и работающих в разных регионах, где экологические условия неравнозначны. Многие сведения и данные по общей и частной экологии снежных баранов просто невозможно привести в соответствие. Несомненно, что по компилятивным материалам следовало бы делать объективные (на основе их анализа), общие и взаимоисключающие, а также достаточно аргументированные заключительные выводы. При этом необходимо руководствоваться принципом выявления сопоставимости научных материалов и условий сходимости результатов исследований для их обобщения, заимствованных из разных источников. Особенно это касается видов, ареалы которых охватывают контрастные условия обитания. Например, снежные бараны обитают и на хребте Пекульней (Чукотка – 67º с.ш. и 176º в.д. – лето, и  68º с.ш. и 176º в.д. - зима), и на Срединном хребте (Камчатка – 58º с.ш. и 162º в.д.), и на хребте Сунтар-Хаята (юг Якутии ­– 62º с.ш. и 144º в.д.). Эти территории расположены в разных климатических и природных зонах. Значительный широтный диапазон размещения местообитаний (от 58º с.ш.  до 76º с.ш.) определяет и четко дифференцирует экологические условия обитания этих животных. Если учесть и обитание баранов на самом юге Камчатки ­– мысе Лопатка, то диапазон условий обитания толсторогов ещё более увеличивается за счет влияния морской зоны. (Выше указаны координаты стационарных мест личных исследований).

Игнорирование широкого диапазона экологических условий обитания снежных баранов в пределах ареала и особенностей их биологических циклов совершенно недопустимо. Отсутствие дифференцированного и  системного подходов в оценках экологических условий таких сложных по своему местоположению в природе видов, как козлы и бараны, которые занимают в различных экосистемах ареала гиперпространственную экологическую нишу, лишило А.А. Данилкина мотива осмысливать и сравнивать особенности их экологии внутри семейства.

Но если автор взял на себя смелость и ответственность обобщать  материалы других авторов по каким-то явлениям, процессам или видам животных, то, в первую очередь (исходя из опыта отечественных и зарубежных классиков), он должен провести  синтез результатов их исследований, биологических циклов этих животных и поиск общих особенностей или отличительных черт в связи с экологическими условиями. Только на основании такого анализа в конце главы аналитиком формулируется характерный (основополагающий) вывод, чего, к сожалению, нет во многих главах. Однако и этот подход применим лишь при определённых условиях. Если бы все исследователи, чьи цифры и факты скомпилированы, изучали  бы экологию и биологические циклы баранов по единой методике и с учётом конкретных физико-географических условий, то такая компиляция для каждого вида была бы вполне оправданной. В этом случае легко было бы  выявить некоторые общие черты или найти различия для основополагающего обобщения и серьёзных выводов. Однако в книге автором нигде не рассматриваются общие этологические особенности многих видов баранов, генетическая передача которых внутри вида и популяций давно уже доказана. Нет характерных данных и по общим чертам этологии и вообще всего семейства Bovidae. Например, половое поведение снежных баранов, архаров и аргали весьма сходно. Самцы и архаров, и снежных баранов почти весь годовой  период до начала гона держатся отдельно от самок (Федосенко, 1983, 1979, 2000; Железнов, 1990; Железнов-Чукотский, 1994). В условиях севера снежные бараны и овцебыки (как, впрочем, северные олени и часто лоси)  весь зимний период тебенюют корм из-под снега (Железнов, 1990, Железнов-Чукотский, 1994).

Многие характерные и общие черты поведения имеются и у других видов баранов, которые, к сожалению, не в полном объёме отмечены в монографии А.А. Данилкина. Трактовка же тех, которые всё-таки отражены в тексте, совершенно несостоятельна. Например, на с. 417  автор указывает: «Большую долю лишайников в зимнем питании снежных баранов исследователи связывают с большим содержанием в них углеводов (Ревин, Сопин, Железнов, 1988), а зеленых мхов – с повышенным содержанием железа (Кривошапкин, Яковлев, 1999)». Далее следует: «На мой взгляд, основная причина выборочного поедания этих групп растений, как и растений, уходящих под снег в зелёном состоянии, кроется в большом содержании в них воды». Я задам автору вопрос: проводились ли исследования по этой проблеме? Мой ответ: конечно, нет. Непонятно, это надуманный тезис или его действительно можно отнести к разряду открытий? Поскольку подобный вывод по этому вопросу автор сделал, описывая кормовую базу косули (Данилкин, 1992, 1999), то, по-моему, он, не задумываясь, автоматически перенёс его  на баранов и других копытных. У снежных баранов лишайники являются постоянно поедаемым кормом в течение всего года, а не выборочным (Аверин, 1951; Егоров, 1965, 1971; Железнов, 1990; Железнов-Чукотский, 1994, график  рис. 21, с. 102). Снежные бараны (так же, как и северные олени) употребляют лишайники для быстрого восстановления энергетических запасов, поскольку этот вид кормов отличается высоким содержанием углеводов и, что особенно ценно, аминокислот – от 55 до 73,13% (Соколов, 1985; Железнов, 1990; Железнов-Чукотский, 1994). Именно поэтому их доля в зимнем рационе резко возрастает – до 25,6% (в некоторых случаях и до 55-65%), а на Аляске­ и в Канаде – до 62-73% (Kelsall, 1968). Что же касается воды, то в ягеле её содержится очень мало – от 4,87 до 11,55 (Флоровская, 1939).  Для  снежных баранов в пределах всего ареала вода не является дефицитом. Весной, летом и  осенью (до установления минусовых температур) в местах обитания снежных баранов вода есть везде. Из-за близкой к поверхности мерзлоты и низкой солнечной радиации, сдерживающей интенсивное испарение она скапливается в многочисленных понижениях, лужицах и мочажинах. Есть она в избытке и в ручейках, вытекающих из-под фирнового снега, снежников, льдов и наледей. А зимой бараны посещают места выходов на поверхность подземных вод  в пережимах горных пород, близ скал и останцов. Кроме того, в начале зимы вода в горных ручьях очень долго не замерзает из-за высоких скоростей течения. Источником воды для животных в зимнее время является и снег, который снежные бараны и северные олени поедают либо вместе с ягелем, либо в чистом виде во время передвижений. Это нужно знать, регистрировать в процессе работы в горах  – в кабинете этой картины даже и не представишь. Просто удивительно, с какой лёгкостью и безответственностью А.А. Данилкин делает неосмысленные выводы, не подкреплённые результатами собственных исследований.

В монографии, на с. 393 указано: «Живут сравнительно  долго – до 15-20 лет». Однако, анализ собранных мною рогов погибших снежных баранов (n= 23) в разных горных системах Северной Азии показал, что более 14-ти лет они не живут, причём у самцов этого возраста зубная система полностью стёрта. Делая подобное сообщение о максимальном возрасте снежных баранов, А.А. Данилкин не сослался на первоисточник (сам он, естественно, таких цифр не имеет). В моих книгах таких цифр тоже нет. Лишь у О.В. Егорова (1965) есть сообщение (без утверждения), а о вероятности максимальной продолжительности жизни снежных баранов в 20 лет. Теперь эта не подтверждённая результатами исследований цифра с утверждения А.А. Данилкина будет кочевать и в другие научные источники. На Аляске в национальном парке Мак-Кинли в коллекции из 829 черепов горных баранов встречается всего лишь 4 экземпляра возраста 12 лет – самки, и 3 – возраста 14 лет - самцы (Muire, 1944). Причем, зубная система у них также была стёрта полностью. Можно определённо утверждать, что в дикой природе снежные бараны дольше, чем 14-15 лет не живут. Можно было бы ещё описать ряд экологических и этологических несоответствий из жизни снежных баранов, изложенных А.А. Данилкиным в сводке «Полорогие»  (якобы, несуществующий консерватизм к местам обитания; самки, имеющие ягнят-первогодков и не участвующие в гоне, якобы, из-за лактации (с. 422); самцы и самки в период гона разыскивают друг друга при температуре минус 30-35ºС с помощью обоняния (с. 419). Однако, наверное, в этом нет необходимости, поскольку их было перечислено достаточно.

Обширный материал многих авторов, изложенный по всем видам и подвидам козлов, баранов, овцебыку, сайгаку и других без аналитического подхода, конечно, очень трудно осмыслить и синтезировать. Проще всего выполнить простое перечисление многих цифр и фактов или свалить всё в кучу на откуп читателю, как это сделано в монографии. Для глубокого аналитического подхода в оценках явлений и протекающих процессов, любому исследователю нужно обладать широким системным  мышлением, без которого синтезировать столь обширные материалы и результаты исследований других авторов просто невозможно. Поэтому в любом случае при компиляции нужен глубокий синтез, которым владели наши классические зоологи. Для читателя   в  информативном плане такая  книга только выигрывает. Простое же перечисление фактов и цифр являет собой лишь механическое их переписывание из книг и статей множества не только уважаемых авторов, но и тех, кто никогда не занимался, а может быть и вообще не видел воочию козлов и  баранов.

Создается впечатление, что многие таблицы, а в некоторых местах значительный по объёму текст и справочная литература автором монографии сканировались из трудов специалистов, работающих по темам экологии многих видов, а затем механически клались на страницы будущей монографии лишь с соответствующей корректировкой под структуру будущей книги. Слишком много фактов свидетельствует в пользу высказанного мной тезиса, но это следует считать лишь моим предположением.

Количество просмотров: 3126
 (голосов: 1)


Российские зоологи обнаружили трех новых улиток-«киллеров»

Российские генетики и зоологи вместе с коллегами из Франции обнаружили три новых вида хищных морских улиток-«киллеров». Результаты исследования опубликованы в журнале ...

Уровни рек в Уфе продолжают расти

По сообщениям республиканского информационного агентства за сутки уровень воды в реке Белая в районе Уфы вырос на 34 сантиметра и достиг отметки 562 сантиметра. Уровень ...

Дятел побеждает в средней весовой категории

Дятлы в своей весовой категории оказались лидерами в конкурентной борьбе за пищу, что стало неожиданностью для орнитологов. У птиц, как и у большинства представителей ...

Высекли и пнули под зад - украинцы шокированы решением суда в Гааге (На Украине комментируют итоги международного суда)

Экс-министр юстиции Украины Елена Лукаш своем блоге назвала "гаагской лужей" ситуацию для Украины в Международном суде ООН, огласившем сегодня свое решение о временных мерах по иску Украины к ...

В Крыму открыли памятник бывшему президенту США

Памятник 32-му президенту США Франклину Делано Рузвельту открыли в Ялте.  Церемонию приурочили к традиционному Дню улицы Рузвельта. "Памятник установлен с учетом заслуг Франклина Рузвельта в ...

Тарасова о ценах занятий в школе Плющенко: Я даже зарабатываю меньше

Самая насыщенная из программ подготовок в школе Евгения Плющенко обойдётся родителям юных спортсменов в 150 тысяч рублей в месяц.Заслуженный тренер по фигурному катанию Татьяна Тарасова в беседе с ...